суббота, 5 января 1974 г.

БАЛЛАДА


«Баллада о неизвестном курсанте» была первый и последний раз опубликована на стенках старого сортира в ИВАШП. Предполагаемый автор ее курсант Ибанов за что-то был отчислен из Школы на фронт и вскоре стал неизвестным. Начиналась «Баллада» так:


                    Я, ребята, не поэт.
                    У меня таланту нет.
                    Стих в печать не посылаю.
                    Гонорар не получаю.
                    И, по совести сказать,
                    Не люблю совсем писать.
                    Исключительно со скуки
                    Ржавый гвоздь беру я в руки.
                    Пусть без складу и без ладу,
                    Нацарапаю балладу.
                    Что получится, не знаю.
                    Да и что о том гадать?!
                    Ну, итак, я начинаю.
                    Ваше дело — не читать.


В январе старый сортир был разрушен. На его месте соорудили новый с более высоким коэффициентом полезного действия и с более низкой себестоимостью выпускаемой продукции. В Школе после этого стали различать две эпохи: эпоху старого и нового сортира. Первой стали приписывать все наилучшие качества цивилизации, и она стала легендарной. Стенки нового сортира с поразительной быстротой покрылись рисунками, стихами и афоризмами преимущественно эротического содержания. Однако ничего равного «Балладе» создано не было. И сбылось пророчество Уклониста: время шедевров кончилось, началась эпоха массового производства посредственности. Поскольку «Баллада» в другой форме не была опубликована, а память человеческая недолговечна и ненадежна, то это выдающееся произведение настенного искусства, по всей вероятности, можно считать безвозвратно потерянным. Деградация искусства, однако, компенсировалась прогрессом научной мысли. Принимавший участие в строительстве нового сортира Патриот обнаружил два качественно различных слоя экскрементов и высказал идею измерять калорийность пищи калорийностью отходов, образующихся в результате ее поедания рядовым курсантом. Упомянутые две эпохи резко различаются и с точки зрения эмоционального отношения к Миру. Достаточно, например, сравнить такие строки из «Баллады»:

                 Мы селедку получали
                 И на спирт ее меняли

с лучшими стихами новосортирной эпохи, допустим, с такими:


                 Я здесь сидел
                 И горько плакал.
                 Я мало ел,
                 Но много какал,

чтобы увидеть переход от жизнелюбивых мотивов в духе запоздалого Ренессанса к мрачному Декадансу. Замполит, как-то по случаю заглянувший в новый сортир, сделал из этого вывод о необходимости усилить политподготовку. Результаты не замедлили сказаться. Рядом с упомянутыми стихами появились новые:


                 Я битый час тут проторчал
                 И до упаду хохотал.
                 Шрапнели порцию сожрал,
                 А яму полную наклал.

Но трудно сказать, были они проявлением оптимизма или тонкой апологетикой.

2 комментария:

  1. В оригинальном издании начало «Баллады» излагалось в несколько иной редакции:



    Я, ребята, не поэт.
    У меня таланту нет.
    Стих в печать не посылаю.
    Гонорар не получаю.
    И, по совести сказать,
    Не люблю совсем писать.
    Исключительно со скуки
    Карандаш беру я в руки.
    И по случаю наряда
    Сочинить хочу балладу.
    Вас читать не заставляю.
    Ну, итак, я начинаю.

    ОтветитьУдалить